Опоздавшее письмо Сталина Шаумяну и резня в Баку — «Иcторическая призма»

Среди известных большевистских лидеров, которые определяли политику Кремля на Южном Кавказе накануне  и после трагических для азербайджанцев событий в Бакинской губернии весной-летом 1918 года, ведущее место занимал Иосиф Сталин — один из архитекторов  национальной политики большевиков.

После Октябрьского переворота 1917 года И.Сталин, заняв в большевистском правительстве пост Комиссара по делам национальностей, принял активное участие в составление текстов деклараций большевиков от 2 и 20 ноября 1917 года, обращенных к народам бывшей Российской империи, в том числе к мусульманам. В данных документах большевики раскрывали свою концепцию решения национального вопроса.

"Историческая призма": Март 1918. Русский свидетель геноцида азербайджанцев в Баку раскрывает страшные подробности

В "Декларации прав народов России" (2 ноября 1917 г.) провозглашались: отмена всех национальных привилегий, равенство и суверенность всех народов России, их право на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства.  Эти же положения присутствовали и в обращении Совета Народных Комиссаров Советской России "Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока" (20 ноября 1917 г.), появление которого было вызвано активностью мусульманских лидеров в различных частях бывшей империи.

В этом документе декларировались следующие гарантии для мусульман России, в том числе для "турок и татар Закавказья": "Отныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Вы имеете право на это". Однако уже следующие тезисы и призывы не оставляли сомнений в подлинном смысле гарантий большевиков: "Знайте, что ваши права, как и права всех народов России, охраняются всей мощью революции и ее органов, совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Поддерживайте же эту революцию и ее полномочное правительство!"

Последнее уточнение, доказывало, что идею национального самоопределения  большевики сужали классовыми и социальными рамками. То есть своей главной задачей при решении национального вопроса они видели содействие самоопределению не народов и наций, а пролетариата внутри каждой национальности.

Классовый подход в решении вопроса права народов на самоопределение открывал дорогу к гражданской войне. Именно данный рецепт большевики попытались применить к бывшим национальным окраинам. Однако здесь они  столкнулись с сильными национальными и региональными сепаратистскими движениями. В результате большевики вынуждены были безоговорочно признать право на самостоятельное, независимое существование Латвии, Литвы, Эстонии, Украины, Беларуси, Польши, Финляндии.

Что же касается Южного Кавказа, то здесь большевикам пришлось маневрировать. Маневр их выражался в использовании в своих интересах армянских амбиций по строительству "великой Армении", армяно-азербайджанских и армяно-турецких противоречий для  установления политического  контроля над единственным на Кавказе промышленным центром — городом Баку, который, к тому же, имел пестрый национальный состав и значительную русскую рабочую прослойку.

Сто лет назад Азербайджан хотели оставить без азербайджанцев — СТРАШНЫЕ ФАКТЫ ГЕНОЦИДА

В претворении в жизнь данной политики И.Сталин принимал самое  активное участие. При непосредственном его участие был подготовлен и издан 29 декабря 1917 года декрет "О Турецкой Армении",  утвержденный затем 15 января 1918 г. III Всероссийским Съездом Советов. В документе подчеркивалась поддержка правительством России "права армян оккупированной Россией "Турецкой Армении" на свободное самоопределение вплоть до полной независимости". Принятие данного документа продемонстрировало полную преемственность политики новой советской власти России курсу царизма как минимум в двух вопросах региональной политики. Во-первых, он показал, что она по-прежнему рассматривает армянский фактор как неизменный (пусть и не доказавший свою эффективность) инструмент военного и политического давления на Османскую Турцию. Во-вторых, данный декрет обеспечил легальную политическую и военную поддержку армянским военизированным формированиям, которые впоследствии были использованы в борьбе против азербайджанских демократических сил во время мартовских событий 1918 года.

Для реализации статей декрета "О Турецкой Армении" 16 марта 1918 года Комиссар по делам национальностей И.Сталин направил на места письмо, согласно которому революционным комитетам, революционным  штабам, советам  и  другим  советским  учреждениям предписывалось, что "армянские революционные организации имеют право свободного формирования армянских добровольческих отрядов и обложения армянской буржуазии в целях финансирования последних". Упомянутым советским учреждениям вменялось в обязанности не чинить препятствий продвижению этих отрядов, "призванных защищать свою родину от немецко-турецких насильников по направлению Армении". Часть этих вооруженных формирований позже влилась в состав Красной армии Бакинского совета, оказав большевикам посильную помощь в захвате власти в Баку и Бакинской губернии в марте-апреле 1918 года.

«Историческая призма»: 1918. Армянский палач азербайджанского народа

Интересно, что  в письме от 3 марта 1918 года И.Сталину С.Шаумян, пытаясь обосновать необходимость формирования вооруженных сил Бакинского Совета и использовать для этого армянские отряды, писал: "Относительно орудий для дашнаков, прошу оформить дело так, чтоб окончательное решение вопроса зависело от меня на месте. Смотря по конъюнктуре, мы решим здесь. Я не жду изменения в их политике, но лучше, если они больше будут зависеть от нас на месте". Как видно из содержания письма, С.Шаумян и ранее обращался к И.Сталину с просьбой помочь дашнакам оружием.

Таким образом, ещё до мартовских событий в Баку  Москва открыто выступала в пользу создания военного альянса большевиков с армянскими вооруженными формированиями и дала С.Шаумяну карт-бланш  для использования их сил в деле укрепления  советской власти в Баку. Большевики рассчитывали на то, что армянские вооруженные формирования выполнят при этом двоякую функцию. Ведя военные действия против турецкой армии, они тем самым станут мощным барьером на пути их продвижения вглубь Южного Кавказа. С другой стороны, армянские вооруженные формирования могут быть использованы против азербайджанских национальных сил, которые выступали против власти Бакинского Совета.

Опасения же Шаумяна о том, что на дашнаков полностью надеяться нельзя, оказались верными. Тем более, что после образования Армянской Республики, согласно 11 пункту Батумского договора, заключенного 4 июня 1918 года между армянским правительством и турецким военным командованием, Армения брала на себя обязательство приложить все усилия к тому, чтобы эвакуировать из города Баку немедленно после подписания настоящего договора все армянские воинские силы там находящиеся, а также обеспечить, чтобы эта эвакуация не дала повода к каким-либо столкновениям.

Данный  пункт договора подтолкнул Москву на адекватные действия. 12 июля 1918 года Совнарком РСФСР за подписью В.Ленина принимает специальное постановление, в котором особо отмечалось, что "Ввиду того что существующие в различных городах Российской Социалистической Федеративной Советской  Республики армянские национальные советы и комитеты, a также прикрывающие себя названием советов обороны Армении или военно-революционных комитетов, или иными, буржуазные организации  фактически являлись и являются филиальными отделениями Тифлисского армянского национального совета, состоящего в связи с Закавказским контрреволюционным правительством, a также ввиду того, что эти буржуазные организации, в состав коих входят явно контрреволюционные элементы, которые прикрываясь лживыми словами о защите и обороне Армении, производят сборы денег и формируют отряды для отправки в распоряжение контрреволюционного Армянского национального совета и ведут агитацию против Советской власти", было предписано их распустить.

"Историческая призма": 1918 год. Геноцид азербайджанцев в Баку со слов Шаумяна: "Мы шли сознательно на это…"

Видимо, отказ Москвы от военной и финансовой поддержки  армянских комитетов и советов в самой России сыграл роковую роль и в судьбе большевистского правительства Шаумяна, единственной военной опорой власти которого были армянские вооруженные формирования. Теперь Шаумян стал стремительно терять и то малое влияние, которое имел на армянские формирования.

Интересно, что накануне событий в Баку, 24 марта 1918 года за подписью И.Сталина в Совнарком РСФСР было направлена телеграмма, где  сообщалось, что "исходя из принципа национального самоопределения трудовых масс, утвержденного III Всероссийским съездом Советов,  Народным комиссариат по делам национальностей в согласии с комиссариатом по делам мусульман внутренней России выработали положение о татаро-башкирской советской республике", который может быть использован  и для "азербайджанских татар, грузин, армян…". Суть положения выражалась в том, что большевики предоставляли национальным окраинам территориальную  автономию, где бы вся власть находилась в руках Советов, состоящих только из рабочих и крестьян, и где бы буржуазия  всех национальностей были устранены не только от власти, но и от участия в выборах правительственных органов.

Таким образом, в отличие от лидера бакинских большевиков Степана Шаумяна, который и слышать не хотел о национальной автономии азербайджанцев, "главный специалист" по национальным отношениям большевиков И.Сталин допускал возможность предоставления национально-территориальной автономии азербайджанцам, хотя и ограничивал её классовыми рамками. Об этом И.Сталин писал С.Шаумяну уже после начала трагических событий в Бакинской губернии 31 марта 1918 года, особо отметив: "если мусульмане требуют автономии, нужно им дать ее, выговорив безусловное признание Советской власти в центре и на местах, нужно немедля основать при Бакинском Совдепе мусульманский отдел, широко развить мусульманскую литературу".  

"Историческая призма": 1918-й. Армения создавалась на крови азербайджанцев — страшная хроника

При этом И.Сталин исходил вовсе не из особых симпатий к азербайджанцам, а сугубо из прагматических интересов, видя в налаживании отношений с мусульманским большинством в крае источник установления политической стабильности. Но письмо И.Сталина пришло слишком поздно. Да и сложно сказать, прислушался бы С.Шаумян к советам И.Сталина. Шаумян слышать не хотел о самой возможности предоставлении коренному азербайджанскому населению какого-либо автономного статуса.

Последовавшие после 31 марта 1918 года события лишний раз доказали это. Ценой жизни более 50 тысяч азербайджанцев  большевикам во главе с С.Шаумяном удалось установить  свою власть в Бакинской губернии. Такое стало возможным благодаря опоре Бакинского большевистского правительства на армянские вооруженные формирования, выступавшие под флагом Красной Армии.  Геноцид азербайджанцев  в Бакинской губернии должен был разжечь пламя революции на всем Кавказе и открыть путь для дальнейшего его экспорта на Восток.

Однако вопреки ожиданиям большевиков данная попытка не увенчалась успехом. Агрессивность власти  Бакинского Совнаркома по отношению к азербайджанскому населению, упорное нежелание согласиться с  правом коренного населения края на приобретение территориальной автономии, опора власти на национальные меньшинства, прежде всего на армян и их политические организации, привела к фактическому отказу от декларируемого большевиками лозунга о праве трудящихся  внутри наций на самоопределение и, конечном итоге, к краху советской власти в Баку.

Неслучайно, что И.Сталин, узнав о последствиях мартовских событий, был крайне недоволен методами С.Шаумяна по насаждению  советской власти. Во время встречи в середине 1918 года с азербайджанскими большевиками Буниятом Сардаровым и Зейналом Гаджиевым в Царицыне И.Сталин заявил: "По-видимому не долго придется нам быть в Баку, ибо мартовские события, принявшие характер национальной войны, были очень неудачны. Вы не правильно подошли, настроив одну  национальную группу на другую". Слова И.Сталина оказались пророческими.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Источник: day.az

Добавить комментарий