В гостях у Маэстро – интересные подробности о доме-музее Ниязи

Сегодня мы познакомим наших читателей с домом-музеем азербайджанского дирижера и композитора, народного артиста СССР, героя Социалистического труда и лауреата двух Сталинских премий II степени маэстро Ниязи (1912-1984), который является бессмертным символом нашей музыкальной культуры.

Тут радушно принимают каждого посетителя, пришедшего взглянуть, послушать и проникнуться атмосферой музея. В этой квартире, по адресу проспект Бюльбюля (ранее Большая Морская, затем проспект Кирова), угол Ази Асланова, дом 21, квартира 24, Ниязи жил с 1958 года и до последних дней жизни. Первоначально семья поселилась в 3-хкомнатной квартире. Через десять лет к ней была присоединена соседняя, и после значительной реконструкции, дом-музей принял сегодняшний облик.

Здесь по-домашнему уютно. Штат сотрудников, хоть и небольшой, но очень слаженный и дружный. Заведующий филиалом — Рза Байрамов, а возглавляет весь Государственный музей музыкальной культуры Азербайджана, к которому относится и музей Ниязи Алла Байрамова — доктор философии по искусствоведению, заслуженный работник культуры Азербайджана, личность неординарная, влюбленная в свое дело, в музыкальную культуру страны и ее историю, грамотный специалист по музейному делу с креативным подходом и, наконец, просто красивый человек.

Находясь в квартире этого великого музыканта, который всю свою жизнь плодотворно трудился на избранном поприще, мы удивились скромности и простоте обстановки. Фотографии, биографические документы, личные вещи маэстро и его жены Хаджар ханум — те детали быта, которые позволяют фантазии перенестись в прошлое и представить, как жил великий маэстро. 

Музей состоит из пяти комнат. Столовая, спальня и кабинет являются мемориальными — здесь сохранена прежняя обстановка, которая царила в доме при жизни его обитателей. В оставшихся двух комнатах произведена реконструкция — они демонстрируют экспозицию, отражающую творческий путь маэстро с первых шагов и до последнего вздоха. Директор музея Рза муаллим сам ознакомил нас с экспозицией и рассказал интересные факты.

Итак, начнем наше путешествие.

Входим в столовую. В этой комнате проводил свой досуг Ниязи с супругой Хаджар ханум. Вечерами смотрели телевизор, обсуждали события дня, принимали близких дому людей и гастролировавших в Баку, знаменитых музыкантов и артистов. По словам Рзы муаллима, до сих пор многие гости этого дома вспоминают знаменитый плов Хаджар ханум.

Нередко хозяин дома и гости устраивали за журнальным столиком настоящие турниры по шахматам и нардам. Постоянными соперниками Ниязи по игре в нарды были поэт Бахтияр Вагабзаде и оперный певец Лютфияр Иманов. В книжном шкафу несколько сувениров, подаренных Ниязи в период гастролей: миниатюрные имитации шахтерских ламп — подарок от трудящихся г. Кемерово и Кисловодска. Над шкафом фотопортрет Ниязи, фотографии артиста-сатирика А.Райкина и М.Ростроповича  в гостях у Ниязи.

На стенах уютной комнаты экспонируется ряд произведений изобразительного искусства — справа от серванта портрет верной и любящей жены маэстро Хаджар ханум (художник Беюкага Мирзазаде, 1953 г.). Супруга  Ниязи была добрым ангелом — хранителем маэстро. 51 год прожили супруги в любви и согласии — пронесли через всю жизнь чувство, зародившееся еще в молодости при романтических обстоятельствах. Они познакомились в Махачкале, где старший брат Хаджар ханум служил агентом при Иранском консульстве. Он пригласил в гости врача из Баку — мать Ниязи Беюк ханум, куда она пришла со своими сыновьями. С первого взгляда Ниязи и Хаджар ханум понравились друг другу. Но семья Хаджар Алиевой, как ираноподданные, обдумывали возможность возвращения в Иран и были против их женитьбы. Тогда влюбленные решили убежать и тайно пожениться. "Ежедневно под видом занятий ко мне стали приходить мои подружки по институту и в своих сумках постепенно выносить туфли, платья и другую мою одежду. Накануне побега Ниязи позвонил своему отцу, и тот посоветовал в первые дни поселиться у его друзей в городе Агдаше. Надо сказать, что вся его семья очень хорошо ко мне отнеслась и помогала чем смогла", — пишет Хаджар Гаджибекова в книге воспоминаний, принадлежащей дому-музею. С тех пор дату побега — 31 июля 1933 года Ниязи и Хаджар отмечали как дату супружества.

На стене рядом с окном портрет Ниязи — работа иранского художника Бахруза Кафи, 1978 г. Выполнена гуашью и акварелью. Над телевизором  висит натюрморт неизвестного автора, рядом живописные копии с картин Айвазовского "Утро на море" и Эжена Делакруа "Морокканец седлающий коня".

Далее следует спальная комната. Над изголовьем кровати висят две фотографии супругов в первые десятилетия супружества. В скромной обстановке комнаты особенно выделяются развешанные на стенах картины. Приобретение какой-нибудь безделушки перед отъездом домой стало традицией, и поэтому вся комната представляет собой хранилище гастрольных воспоминаний Маэстро — внизу на трюмо предметы обихода, подарки и сувениры. Рядом можно заметить иранскую шкатулку, монгольскую игольницу в виде миниатюрной тыквы, запонки Ниязи, привезенные из Франции. Справа от двери на вешалке — монгольский  халат, подаренный Ниязи во время гастролей в Монголии, и среднеазиатский халат, подаренный во время Дней Азербайджанского Искусства в Узбекистане. 

Сердцем квартиры является рабочий кабинет Маэстро, место напряженного творческого труда. Здесь шла ежедневная работа, изучение партитур, прослушивание пластинок, знакомство с новыми сочинениями азербайджанских и зарубежных композиторов. Особенно примечательна в этой комнате фотогалерея на стенах, оформленных самим маэстро. На многочисленных черно-белых снимках были запечатлены родственники, композиторы и исполнители, которые выступали с Ниязи и были ему исключительно дороги.

В самом центре можно увидеть портрет Узеира Гаджибекова — корифея нашей музыки, который приходился дирижеру дядей. Из-за того, что Гаджибеков не имел своих детей, всю свою любовь он отдавал Ниязи. Племянник относился к нему с теплотой и воспринимал не только как своего дядю, но и как наставника, который внес существенный вклад в развитие его профессиональных качеств. Рядом висит фотография отца — Зульфугара Гаджибекова, который тоже был композитором, а также одним из основоположников музыкального театра в Азербайджане. Ниязи родился в Тбилиси во время очередного гастрольного тура его отца, и впоследствии в их кругу шутили, что он начал гастролировать с трехдневного возраста.

В центре стены фото композитора Кара Караева, чью великолепную музыку с блеском исполнял Ниязи, он являлся первым дирижером балетов "Семь красавиц", "Тропою грома", симфонических гравюр "Дон Кихот", симфонической поэмы "Лейли и Меджнун". Слева фотография Бюль-Бюля Мамедова — выдающегося певца, основоположника азербайджанского профессионального вокального искусства и большого друга Ниязи, фото с композитором Ф. Амировым и певцом Рашидом Бейбутовым в период работы над постановкой оперы "Севиль", писатель Имран Касумов, Гара Гараев, Ниязи во время оживленной беседы.

Авторитет Ниязи поднялся на небывалую высоту в связи с постановкой оперы П.И.Чайковского "Пиковая дама" на сцене Анкарского оперного театра, премьера которой отражена на фото. Здесь Ниязи запечатлен с выдающимися музыкантами, гастролировавшими в Баку, выступавшими в сопровождении оркестра АзГосФилармонии под руководством Ниязи, среди них: пианист из США Ван Клайберн, бывшая бакинка Белла Давидович, пианист Лев Оборин, скрипач Леонид Коган, выдающийся пианист Эмиль Гилельс, Виктор Мержанов.

А.Райкин впервые приехал в Баку по приглашению Ниязи: благодаря их случайной встрече в Ленинграде, в поезде электрички, когда Ниязи узнав артиста, сам подошел к нему, представился и пригласил в Баку, оставив свой домашний адрес. Так во время гастролей в нашем городе А.Райкин поселился не в гостинице, а дома у Ниязи. В благодарность знаменитый артист оставил свое фото с теплой надписью на память.

Над фортепиано — ряд фотографий, связанных с династией Гаджибековых.

На письменном столе маэстро — чернильный прибор, книга "Основы дирижирования", очки, личная печать и сигареты "Казбек", которые он постоянно курил.

Обширный круг интересов Ниязи особенно наглядно виден в многообразии книг по разным видам и отраслям знаний. Это книги по истории Азербайджана, сочинения Мир Джафара Пишевари, поэзия Самеда Вургуна, Хагани, Шекспира, произведения зарубежных авторов из Чехословакии, Румынии, Турции, Франции, многочисленные ноты, партитуры.

Ниязи отличало необыкновенное трудолюбие. А как все начиналось, как воспитывался столь редкой талант, какую насыщенную творческим трудом дорогу прошел Ниязи? Об этом в хронологическом порядке рассказывает зал экспозиции. Начался жизненный путь композитора и дирижера в Тифлисе, когда  20 августа 1912 года в семье Зульфугара Гаджибекова родился первенец Ниязи. В витрине представлены уникальные фото 3-хлетнего Ниязи. Вот он с матерью Беюк ханум, отцом Зульфугаром и младшим братом Чингизом.

Самим ранним и ярким впечатлением Ниязи стала музыка, услышанная в доме отца, музыка народная и профессиональная. Оба сына Зульфугара рано начали обучение игре на скрипке в школе Шефферлинга. В 1926 году по совету У.Гаджибекова Ниязи поступает в музыкальный техникум им. Гнесиных в Москве, а в 1929-1931 годах учится в Центральном Музыкальном Техникуме в Ленинграде.

На стене — фото Ниязи от 1932 года, когда он был назначен завсектором науки, литературы и искусства Народного Комиссариата Просвещения Дагестана и жил в эти годы с матерью в Махачкале.  В Дагестане Ниязи вел переписку с дядей Узеиром. В музее можно увидеть фотокопию письма Гаджибекова от 23.12.32 года, в котором он интересовался композиторской работой Ниязи над партитурой.

После женитьбы на Хаджар ханум, молодые уехали вначале в Агдаш, а затем в Баку, где поселились в доме отца. После, молодые сняли одну комнату, без окон, на тогдашней улице Басина (ныне Физули) в одноэтажном доме рядом с пекарней. Супруги жили очень скромно, из стипендии Ниязи в 70 рублей 15 рублей платили за комнату. И студенту приходилось ходить в одном костюме, который красили во все цвета сезонов года. В галоши закладывали несколько слоев газеты, чтобы меньше промокали. Поступив в Консерваторию, Ниязи начал работать над "Закатальской сюитой" — своим первым большим произведением для симфонического оркестра. У них дома не было инструментов, поэтому он проводил ночи, постукивая по столу пальцами и записывая ноты, чтобы рано утром побежать в Консерваторию и воспроизвести написанное на рояле. Таким кропотливым трудом и создавалось это легендарное произведение. Напряженная работа повлияла на его здоровье, и в итоге он тяжело заболел туберкулезом. Немного подлечившись и вернувшись домой, Ниязи снова окунулся в свою насыщенную творческую жизнь. С 1934-1935 годов он руководит оркестром Драматического театра Союза нефтяников Азербайджана, с 1935 по 1937 г. работает музыкальным руководителем Азерфильма и Азгосэстрады.

В этот период началась подготовка к первой азербайджанской декаде искусства в Москве, где было решено представить несколько наших опер, среди которых была также первая азербайджанская опера на революционную тему "Наргиз" Абдул-Муслима Магомаева. Из-за того, что Магомаев тяжело болел, возник вопрос, кто будет дирижировать его оперой. В итоге выбор пал на Ниязи. Маэстро был в ужасе, потому что ему никогда не приходилось дирижировать серьезными композициями, а здесь предстояла такая важная миссия — правильно донести до людей первую революционную оперу! Но отказываться было нельзя, и Ниязи решил выложиться по полной, чтобы не подводить Магомаева.

С тех пор о нем заговорили как о талантливом дирижере. Его наградили орденом "Знак почета", а чуть позднее, в 1940 году присвоили звание заслуженного деятеля искусств, что в его 28-летнем возрасте было явлением достаточно редким.

В витрине также фото Ниязи в военной форме. В суровые годы войны, полные испытаний и утрат, Ниязи успешно завершил работу над оперой "Хосров и Ширин" по одноименной поэме Низами. В витрине представлена авторская рукопись арии Ширин из этой оперы, датированная 1941 г.

В 1951 и 1952 годах Ниязи была присвоена Государственная премия СССР. С 1955 года он — Народный артист Азербайджана. Начало 1962 года связано для Ниязи с назначением его на ответственный пост директора и художественного руководителя Азербайджанского государственного театра оперы и балета им. М.Ф.Ахундова.

Надо отметить, что музыкальные способности семейства Гаджибековых от старшего поколения передались среднему, а затем и самому молодому представителю этой музыкальной династии Исмаилу Гаджибекову.

В витринах зала можно увидеть одежду Ниязи: концертный фрак и шуб, привезенную в  1961 году Маэстро из гастролей во Франции.

Маэстро скончался 2 августа 1984 года, на 72-ом году жизни, после тяжелой болезни. Один из первых некрологов был издан в Турции, его оригинал можно увидеть на стене.

Теперь пройдемв гостиную и немного послушаем музыку Ниязи. Этой комнатой дирижер пользовался редко. В этой просторной комнате Ниязи принимал самых известных гостей. Здесь накрывались столы в честь выдающихся музыкантов, приезжавших на гастроли в Баку.

На этом наша экскурсия по квартире-музею великого дирижера и композитора Ниязи Зульфугар оглу Гаджибекова завершена. О его личности, музыке и таланте можно говорить бесконечно, перечисляя регалии и достижения на профессиональном поприще, а также рассказывая трогательные истории, вычитанные из книги воспоминаний его жены.

Однако советуем вам лично посетить мемориальный музей Маэстро Ниязи — квартиру, в которой все еще витает его неугомонный дух.

Тамилла Мамедова

Источник: day.az

Добавить комментарий